05 февраля 2013, 07:39

Реализация РОИ вызвала разногласия между Кремлем и Белым домом

Новости

Общественную инициативу не так подхватили
Механизм рассмотрения интернет-петиций вызвал разногласия между Кремлем и правительством 

Госорганы активизировались, выполняя поручения Владимира Путина к середине апреля создать условия по организации площадки для официальных интернет-петиций. 1 февраля первый заместитель главы администрации президента Вячеслав Володин и помощник президента, экс-министр связи Игорь Щеголев представили президенту предложения по реализации РОИ на региональном и муниципальном уровне. Предполагается, что в субъектах РФ и муниципалитетах с населением больше 2 млн человек, как и на федеральном уровне, петиции будут рассматриваться, если соберут не менее 100 тыс. подписей, на остальных территориях — подписи более 5% жителей. По сведениям "Ъ", механизм предполагает участие в экспертизе инициатив местных общественных палат и унификацию регионального законодательства о гражданской инициативе. Источник "Ъ" в Кремле сообщил, что окончательных решений о том, как воплотится РОИ в целом по стране, еще не принято: "Работа идет полным ходом". 

Пока ведущую роль в организации РОИ на федеральном уровне играет правительство. Именно ему Владимир Путин дал первые поручения (указ "Об основных направлениях совершенствования системы госуправления" от 7 мая) создать "технические и организационные условия" для реализации РОИ. 23 августа премьер-министр Медведев утвердил концепцию РОИ. В ней подробно расписаны все этапы и правила проведения РОИ. Так, не принимаются анонимные инициативы, инициативы экстремистского характера и противоречащие Конституции РФ. А также вопросы, которые не могут выноситься на референдум по статье 6 закона "О референдуме РФ". Идентификация инициатора предложения проводится с использованием "Единой системы идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме" (ЕСИА). За год инициатива должна собрать не менее 100 тыс. граждан на специальном сайте (или через "горячую линию"). 

Из концепции следует, что рассматривать петиции будет рабочая группа при комиссии кабинета министров по координации "Открытого правительства" (курирует министр Михаил Абызов), сформированная и работающая по правилам, утвержденным этой же комиссией. После экспертизы группа передает материалы для внесения правительством законопроектов в Госдуму, принятия правительством постановлений или проектов распоряжений и указов — президенту РФ. По словам господина Абызова, состав группы (до 20 человек) будет объявлен до конца февраля. В нее предполагается привлекать представителей парламента, Общественной палаты и экспертов. 22 февраля завершится тендер, объявленный Министерством связи, для определения IT-оператора, который разработает сайт для РОИ. По условиям конкурса, уже 15 марта система должна быть введена в опытную эксплуатацию, а в окончательном виде — к 15 апреля. 

Петициям обеспечат многополярность
Правительственные предложения по организации РОИ вызвали вопросы в АП. Кремль не вполне устроила концепция, утверждает источник, близкий к администрации, поскольку ее разработчики вышли "за рамки указа Путина", в частности, придав чрезмерные функции правительственной комиссии (хотя поначалу речь шла об органе с другим статусом и более широким представительством). Влияние на экспертизу петиций в этом механизме получает Михаил Абызов. Этим недовольством, говорит собеседник "Ъ", отчасти объясняется, что Владимир Путин еще раз вернулся к вопросу о РОИ на заседании Совета по правам человека при президенте (СПЧ) в декабре. На нем выступил с докладом о РОИ Игорь Щеголев, которому совместно с Вячеславом Володиным президент дал дополнительные поручения по РОИ. Теперь на окончательный вид РОИ, по словам источника "Ъ" в Кремле, позиция господина Щеголева имеет наибольшее влияние. 

На вопрос о возможных разногласиях с Игорем Щеголевым Михаил Абызов заявил "Ъ": "У нас с ним согласованная позиция по идеологии петиций. Сейчас первый этап работы с петициями — это их конвертация правительством в законодательные инициативы".

"Механизм, предложенный правительством, мягко говоря, странный, поскольку рабочая группа из чиновников может завернуть инициативу, под которой поставили подписи 100 тыс. человек,— заявил "Ъ" член думского комитета по информационной политике Роберт Шлегель.— А с Думой коммуникация на эту тему, несмотря на то что Медведев об этом говорил, не происходит". По словам единоросса, участие правительства в этом процессе вообще может быть минимальным, ведь "любой депутат может служить источником инициативы", а чтобы учитывались подписи граждан, "нужны только поправки к регламенту". 

Схожую позицию выражает глава Фонда развития гражданского общества, экс-глава управления внутренней политики президента Константин Костин: "Я не знаю, как стоит поступить с политическими инициативами, возникновение которых также нельзя исключать. Поручить их правительству? Но это не совсем его компетенция". "До 90% инициатив касаются правительства,— говорит член Общественной палаты Владислав Гриб,— но есть опасения, что процесс примет бюрократический характер и затянется там, где надо реагировать на запрос общества быстро. Поэтому общественности надо придать более значительную роль. Во всяком случае, передать рассмотрение на более независимую площадку, межведомственную комиссию". 

Гражданским инициативам готовят неправительственную площадку
Есть вопросы и к организации конкурса Министерством связи. По словам собеседника "Ъ", близкого к АП, его условия "оказались слабо вменяемыми из-за несогласованности администрации в лице Щеголева и министром Никифоровым (министр связи Николай Никифоров.— "Ъ")". В экспертном сообществе указывают на завышенные требования к исполнителям проекта, которые будто "подогнаны" под конкретную компанию: в тендере могут принять участие IT-организации с численностью сотрудников 1000 человек, стоимости активов в 1 млрд и чистой прибылью в 100 млн руб. По словам главы Экспертного центра электронного государства Павла Хилова, на создание качественного портала нужно не один, а "от шести месяцев". Эксперты центра считают, что более эффективным оператором сайта была бы некоммерческая организация. "Недостатком" в заключении центра названо и то, что в основу тендера легла "концепция, которая не утверждена ни постановлением, ни распоряжением правительства". 

Все это может потребовать дополнительное юридическое регулирование РОИ. По словам источника "Ъ", не исключено, что в указ президента от 7 мая могут быть внесены дополнения. А если правительство не справится с задачей, у Игоря Щеголева "есть свои варианты по работе РОИ, которые готовит Фонд развития информационной демократии Ильи Массуха (был заместителем господина Щеголева в Минсвязи.— "Ъ")". 

Господин Массух подтвердил "Ъ", что у фонда уже есть "свое предложение, которое полностью решает региональный и муниципальный аспект, правильно авторизует граждан". "У нас много вопросов по этому отбору (объявленному Минсвязи.— "Ъ"), потому что он в принципе незаконный: они взяли и разместили его на своем сайте без согласования с 94-м федеральным законом (о госзакупках.— "Ъ"",— заявил Илья Массух, не исключив, что будет жаловаться на порядок отбора. Пока же он отправил в группу "Открытого правительства" своих представителей: "Если не вычеркнут, то от фонда там будет пара человек". При этом бывший чиновник уверен, что у РОИ проблематика "шире, чем правительственные инициативы", в нее входят и местные проблемы, "для решения которых у правительства просто нет полномочий". "Площадка должна быть шире, например, построена совместно с Госдумой и администрацией президента, тогда мы получим больший охват",— заключает господин Массух. 

Одним из возможных путей является создание специального закона. "Президент обсуждал с членами СПЧ электронные петиции, поскольку мы стояли у истоков этой идеи и всегда доказывали ее необходимость. Думаю, в перспективе для регулирования РОИ понадобится закон",— говорит глава СПЧ Михаил Федотов. Закон мог бы решить проблему создания единой системы учета петиций на всех уровнях, считает Владислав Гриб. 

Впрочем, пока вариант с принятием закона рассматривается как крайний, поскольку он лишает Кремль маневра в том случае, если эксперимент с общественными инициативами будет признан неудачным. 

Источник: Коммерсантъ

назад