09 ноября 2012, 14:44

Дмитрий Медведев: систему Российской общественной инициативы надо развивать

Новости

Проект «Российская общественная инициатива» обсудили 9 ноября на заседании Правительственной комиссии по координации деятельности Открытого правительства.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев отметил, что необходимо создать платформу, которая будет работать применительно к оценке деятельности любого органа власти и возможности ставить корректным образом вопрос в отношении любой значимой структуры.

Стенограмма заседания:

Д.А.Медведев: Немаленькая комиссия получилась…

Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня у нас встреча в рамках первого заседания Правительственной комиссии по координации деятельности Открытого правительства. Людей немало сидит: получилось, здесь и чиновники, и главы регионов, и эксперты в самых разных областях. Надеюсь, что этот формат поможет более или менее продуктивно обсуждать самые острые вопросы, чувствительные для людей проблемы – в общем, всё, что волнует и общество, и вас как экспертов, и Правительство тоже. И главное – находить адекватные решения.

Я напомню, что впервые сама по себе идея Открытого правительства обсуждалась чуть более года назад, в конце октября прошлого года, на встрече с так называемым общественным комитетом. Сегодня я надеюсь, что всё-таки сам по себе принцип открытости на деле воплощён в деятельности Правительства, понятно, не без огрехов, не без сложностей, но тем не менее всё-таки уже многие вещи, которые нам сегодня кажутся тривиальными, ещё некоторое время назад даже в голову не приходили. Развиваются и конкретные механизмы работы с экспертами, деловыми кругами и гражданским обществом в целом, активно работает экспертный совет при Правительстве, за что ему большое спасибо.

Достаточно сказать, что значительная часть вопросов, которые мы выносим на заседание Правительства (не все, конечно, но значительная часть), – это и проекты госпрограмм, и законопроекты – предварительно рассматривается экспертным советом, то есть проходит обкатку именно в формате Открытого правительства. Мне кажется, это полезно. В министерствах реализуется проект «Открытое министерство». Я надеюсь, что сегодня коллеги несколько слов об этом скажут. В 12 субъектах нашей страны с июля текущего года стартовал проект «Открытый регион» для совместного обсуждения региональными властями и гражданами самых важных тем, и в значительной мере это касается предоставления государственных и муниципальных услуг.

Наша с вами Правительственная комиссия призвана систематизировать эту работу и сформировать стандарты открытости, которые должны применяться во всех структурах власти – и в Москве, и в регионах, и в муниципалитетах. Речь в том числе идёт о независимой экспертизе проектов государственных решений, и речь идёт об общественном контроле за исполнением этих решений. Кроме того, эксперты, представители НКО (некоммерческие организации) смогут информировать министров о том, какие проблемы, по мнению граждан, требуют первоочередного внимания, если сами министры чего-то не догоняют.

Я сегодня хотел бы также послушать мнения экспертов о формировании системы государственных закупок (такая тема есть, она имеет особый резонанс, повышенное внимание), а также о реализации общественной инициативы и о дальнейшем развитии общественных советов при органах государственной власти. Тема эта достаточно новая, в то же время непростая для самих государственных структур, так что давайте об этом поговорим. А результат, как я и сказал вначале, – это сбалансированное решение, которое приносит эффект. Вот, собственно, наверное, всё, что мне хотелось сказать вначале. Гораздо ценнее то, что вы мне сейчас расскажете, надеюсь.

Давайте сначала поговорим о пилотном проекте «Открытое министерство» на примере Министерства образования и науки. Министерство делает очень много резонансных вещей: достаточно залезть в интернет и посмотреть, как многие решения министерства, а иногда даже высказывания должностных лиц министерства обсуждаются самыми разными людьми. Поэтому то, что мы реализуем этот пилотный проект на базе Министерства образования, мне кажется само по себе достаточно очевидным. Дмитрий Викторович (обращаясь к Д.В.Ливанову – Министру образования и науки), Вам слово.

Д.В.Ливанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Мы с начала июля 2012 года начали эту работу, и она для нас, как Вы уже отметили, принципиально важна. Только прямую заинтересованность в работе министерства имеют 40 млн наших граждан – это те, кто учится, те, кто работает, родители обучающихся. А в целом я думаю, что каждый российский гражданин интересуется тем, что происходит в системе образования, имеет своё мнение, желает, чтобы это мнение было услышано. И безусловно, те современные информационные технологии, коммуникационные технологии, которые существуют, в целом позволяют нам сделать так, чтобы действительно эти голоса были не только услышаны, но и находили воплощение, реализацию в тех решениях, которые мы принимаем в системе образования.

Скажу о нескольких таких действиях, которые мы произвели за это время. Прежде всего мы провели независимую оценку уровня информационной открытости, которая существует у нас на сегодняшний день. Эта оценка была проведена силами консалтинговой компании «Монитор», за что ей большое спасибо. Мы увидели, что сейчас мы находимся между третьим и четвёртым из пяти уровней информационной открытости, то есть фактически на переходе от уровня взаимного обмена информацией с обществом к прямому вовлечению общественности в принятие важных, ключевых решений.

Итак, первое, что мы сделали, – мы предложили и реализовали новую модель формирования общественного совета Министерства образования и науки. Половина членов общественного совета была выбрана по результатам интерактивного голосования в сети Интернет. Людьми было предложено более 600 кандидатур, из них был составлен шорт-лист, по этому шорт-листу прошло голосование. В результате были выбраны и мной приглашены в состав общественного совета те люди, которые получили большинство голосов по итогам этого голосования. Для нас было важно, чтобы это были люди с широкой аудиторией, которые бы могли, с одной стороны, транслировать интересы и запросы общества нам, а с другой стороны, вместе с нами участвовать в выработке и обсуждении решений и, таким образом, использовать свою аудиторию в том, чтобы эти решения лучше объяснялись и были более понятны людям. Председателем общественного совета был избран Жорес Иванович Алфёров – нобелевский лауреат по физике, единственный из работающих сегодня в России учёных такого уровня. Могу тоже для справки сказать, что первое заседание общественного совета, которое проходило в конце августа, точнее сказать – ролик с видеозаписью этого заседания, собрало на YouTube более 700 тыс. просмотров. Для такого жанра достаточно…

Д.А.Медведев: А что вы там такого делали?

Д.В.Ливанов: Да вроде ничего. Просто оказалось, что людям интересно, что обсуждается. Мне кажется, что это как раз означает то, что состав был правильно подобран, то, что люди, входящие в состав общественного совета, говорят интересно. Это важно, потому что хуже всего, когда возникает отторжение, неинтерес и так далее. Для нас так же очень важно, чтобы члены общественного совета имели необходимый инструментарий для работы со своей аудиторией. Мы сейчас сделали специальный сайт для общественного совета: каждый член общественного совета будет иметь свой личный кабинет на этом сайте, там будут созданы возможности и для обсуждения каких-то проблем между членами общественного совета, и для организации каких-то голосований, опросов и так далее. Кроме того, мы сделали уже, запустили call-центр, для того чтобы любой человек мог позвонить по телефону (там есть телефон). Если у кого-то он не выключен здесь, в зале, можно сделать звоночек и проверить, работает ли этот call-центр. Цель – чтобы общественный совет был действительно открыт для максимально широкой аудитории, для максимально большого числа наших граждан.

Вторая часть нашей работы связана с формированием экспертного сообщества в системе образования и науки и максимально широкого привлечения экспертов к принятию ключевых решений. Мы на площадке Открытого правительства уже провели обсуждение по наиболее важным, резонансным документам, которые в последние месяцы обсуждались и принимались в системе образования и науки: это две государственные программы в области образования и в области науки и технологий, это проект федерального закона «Об образовании» и это план действий по реализации национальной стратегии действий в интересах детей. И, безусловно, мы дальше будем использовать и площадку Открытого правительства, и общественный совет, и другие виды и формы обсуждения, для того чтобы эти решения были максимально прозрачны и понятны.

Третье, что мы делаем, – это переход на концепцию контрактной эффективности, то есть выработка представлений об основных целях, задачах работы министерства, о тех критериях, которые будут определять успешность или неуспешность решения этих задач. Мы тут видим два так называемых контура. Первый – это внутренний контур, то есть просто формально, сколько документов министерства открыто для доступа (на сегодняшний день это уже выше 90%), насколько открыт бюджет министерства и понятен людям, как они могут проследить, на что и как расходуются деньги, и так далее.

Это внешний контур, который мы будем реализовывать путём опросов референтных групп: это руководители образовательных и научных организаций, это бенефициары образования и науки, то есть те люди, которые учатся или работают, и это эксперты ключевые.

В целом мы хотим, чтобы на всех этапах этих проектов (и закупочных процедур, и просто тех проектов, которые мы реализуем, – у нас есть целый спектр проектов от больших национальных проектов до небольших работ, которые мы заказываем) от формирования технического задания и до принятия отчёта об исполнении всё происходило максимально гласно и публично, при этом экспертное сообщество максимально полно вовлекалось бы в принятие решений на каждом этапе.

Следующее – это переход на электронные услуги. Сегодня есть реестры всех услуг, которые оказывает Министерство образования и науки и которые в целом оказываются в сфере образования. Большая часть этих услуг, кстати, на региональном и муниципальном уровне находится. К концу 2013 года мы полностью перейдем на электронное оказание услуг.

Следующее – это стандарт информационной открытости. Мы имеем сегодня представительства во всех социальных сетях: «Фейсбук», «Живой журнал», «ВКонтакте», YouTube, Instagram и так далее. Что очень важно? У нас кроме официального сайта есть дискуссионная площадка – специальный портал, на котором любой человек может задать вопрос, может поставить задачу и обязательно получает ответ. В месяц туда приходит около 5 тыс. обращений, вопросов, запросов от наших граждан и ни одно из них не остаётся без ответа. В целом созданная информационная инфраструктура позволяет информировать всех заинтересованных участников о том, что происходит, отвечать на их вопросы и, что очень важно, проводить обсуждение тех решений, которые приняты или планируются приниматься, и получать обратную связь от общества.

Мы в принципе считаем, что тот массив информации, те знания, которые нами накоплены за эти несколько месяцев, позволяют нам говорить о том, что возможна действительно некая единая концепция информационной открытости органов государственной власти, которая может использоваться не только у нас, а может использоваться другими федеральными органами исполнительной власти. Во всяком случае мы готовы своим ноу-хау поделиться. Мы считаем, что нам действительно это оказывает большую помощь и очень серьёзно нас продвигает вперёд с точки зрения качества нашей работы.

На будущее наши планы следующие. Мы, безусловно, будем повышать открытость работы министерства, расширять объём информации, который доступен тем людям, которые интересуются ей. Мы планируем провести независимый аудит расходов, которые министерство производит, пригласив аудиторскую компанию, чтобы получить объективную картину того, как мы расходуем бюджетные деньги. Мы завершим формирование системы ключевых показателей эффективности на разных уровнях, начиная с меня как министра и заканчивая другими сотрудниками министерства. И, что очень важно, будем масштабировать эту систему на уровень субъектов Федерации, регионов, поскольку значительная часть, может быть, даже большая часть и подавляющая часть тех вопросов и тех проблем, которые в сфере образования существуют, решаются и должны решаться на муниципальном и региональном уровне. Очень важно, чтобы этот стандарт нами переносился на эти уровни. Кстати говоря, многие регионы продвинулись здесь даже дальше нас. Нам важно сделать так, чтобы каждый гражданин независимо от региона, где он проживает, мог почувствовать сопричастность к тем решениям, которые в сфере образования принимаются. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо. У нас по каждому вопросу, соответственно, ещё мнение экспертов запланировано и тех, кто занимается соответствующими проблемами. По этой теме Сергей Маратович Гуриев, пожалуйста.

С.М.Гуриев (ректор негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская экономическая школа»): Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги! Спасибо большое, что дали мне возможность выступить на этом совещании. Прежде всего я хотел бы поздравить и поблагодарить Дмитрия Викторовича Ливанова, потому что министерство прошло огромный путь за эти полгода, и, конечно же, для других федеральных органов исполнительной власти это отличный пример и опыт, который можно использовать для того, чтобы разработать методику открытости для всех российских органов исполнительной власти.

Я бы хотел выступить и как участник отрасли, и как член Правительственной комиссии, рассказать о том, что мы узнали, работая и вместе с министерством, и снаружи, из этих последних нескольких месяцев резкого скачка с точки зрения открытости Министерства образования и науки. Я бы сказал об одном уроке и четырёх приоритетах.

Главный урок, который не был неожиданным для нас и тем не менее его нужно повторить, – Открытое министерство. Это серьёзный и сложный проект, это много работы: это не просто открыть дверь, открыть окно, раскрыть папки и вывалить данные обществу. На самом деле это серьёзная деятельность, здесь есть и элемент проекта, где есть начало и конец и есть регулярная деятельность – налаживание сбора обратной связи, подготовки данных, которые нужно открывать, и поэтому на это нужно выделять и людей, и ресурсы. И на примере Министерства образования и науки мы увидели, что пришлось два раза сменить команду, работающую над этим проектом. Это на самом деле серьёзная деятельность, и она должна быть одним из приоритетов министерства, потому что граждане не только хотят, чтобы министерство работало, граждане – не только эти 40 млн, но и остальные граждане России – хотят понимать, зачем министерство работает, на что тратятся наши деньги. И часть работы министерства как раз в том, чтобы объяснить государству, по каким принципам принимаются решения.

Вот сейчас Дмитрий Анатольевич упомянул дискуссию в обществе. Сейчас, например, есть дискуссия о мониторинге вузов, так называемом рейтинге неэффективности. Это отличный пример того, что министерство пытается рассказать обществу, что оно делает для того, чтобы ответить на запрос общества по закрытию неэффективных вузов. Общество в свою очередь предъявляет претензии по поводу критериев отбора вузов, даёт обратную связь, и, мне кажется, такой диалог крайне полезен.

Что касается приоритетов: многое из того, о чём я буду говорить и о чём уже сказал Дмитрий Викторович, в планы министерства это входит. Но, мне кажется, очень важно повторить несколько вещей. Во-первых, это открытые данные. Нам обязательно нужно работать над тем, чтобы у общества был доступ к данным, которыми располагают федеральные органы власти, данным, которыми они пользуются при принятии решений, с тем чтобы общество понимало, на основании чего эти решения принимаются. В некоторых случаях таких данных нет – их надо собирать. В некоторых случаях эти данные есть – их нужно представлять в удобном для анализа и интерпретации виде. Опять-таки, к сожалению, не всегда данные хранятся в таком формате, и нужно прилагать усилия для того, чтобы делать их больше пригодными для пользователей. К сожалению или к счастью, но это будет регулярная деятельность. Для того чтобы реализовать концепцию открытых данных, нужно регулярно проводить опросы стейкхолдеров, референтных групп о том, удобны ли данные, какие ещё надо данные раскрывать, высокого они качества или нет. И в этом смысле, мне кажется, обязательно нужно разработать концепцию открытости данных, посмотреть, как она стыкуется с российским законодательством. Иногда придётся прилагать особые усилия, чтобы раскрываемые данные не противоречили законам о персональной информации.

И ещё одна вещь – это независимый технологический аудит с точки зрения доступности данных, качества данных, объёма данных, количества пользователей, которым они доступны, и так далее, и тому подобное.

Ещё один важный приоритет – это открытый бюджет. Сейчас я говорю не только о бюджете верхнего уровня – я хотел бы сказать о бюджете образовательной системы вплоть до первичного звена. Не за всё это отвечает федеральное министерство, но очень важно, чтобы российские граждане знали, на что каждая школа, каждый вуз получают деньги из их налогов и на что они тратят. Опять-таки, мы обязательно к этому рано или поздно придём, но чем быстрее мы расскажем нашим гражданам и налогоплательщикам, на что тратятся их деньги в образовании не как строка в бюджете, а вот здесь и сейчас, в этой школе, в этом вузе, тем больше у нас будет доверия от нашего общества.

Ещё одна вещь, о которой Дмитрий Викторович (Д.В.Ливанов) уже сказал, – это прозрачность внутри министерства. И здесь я согласен с тем, что нужно идти без компромиссов, нужно рассказать, сколько получают ключевые сотрудники министерства, руководители, подразделения не только в виде зарплаты, но и в виде содержания и на что эти деньги тратятся, на что чиновники работают, в чём цель их работы, какие ключевые показатели эффективности, какие перед ними стоят задачи. Всё это должно быть публичным, потому что, опять-таки, это деньги, которые налогоплательщики тратят, и они имеют право знать, что происходит с этими деньгами внутри каждого конкретного министерства. Я особо хотел бы отметить положительную реакцию сообщества на то, что Министр образования и науки ездит без мигалки. Мне кажется, это большой шаг вперёд, потому что ему нужно разговаривать со многими людьми. И объяснить этим людям, почему ему нужно ездить с мигалкой, например простому учителю в регионе, не всегда легко.

Ещё одна вещь – это общественный совет, сегодня об этом мы будем говорить особо. Общественный совет создан, создан по открытой процедуре с честным подсчётом голосов. И другое дело, что мы в нашем сообществе Открытого правительства всегда задаёмся вопросом, должен ли общественный совет быть наблюдательным советом или советом директоров, или он должен быть экспертным советом, который оказывает техническую помощь. На самом деле нужно и то, и другое, и очевидно, что в министерстве создан совет, который в конце концов должен будет взять на себя ответственность за принятие решений министерством, включая обсуждение и законодательных инициатив министерства. Но это не заменяет экспертные группы, и очевидно, что министерство уже создаёт и переформатирует экспертные группы в области образования и науки. Но очень важно, чтобы задачи перед этими экспертными группами ставил как раз тот самый Общественный совет. Тогда, если Общественный совет будет принимать ответственность за решения, которые обсуждаются и принимаются министерством, он будет и коммуникатором, он будет рассказывать и обществу о том, как работает министерство. В частности, например, Общественный совет – это тот орган, который должен сформулировать техническое задание для независимого аудита, для аудита расходов министерства, о котором только что говорил Дмитрий Викторович.

И подводя итог, я бы хотел предложить несколько вещей. Во-первых, разработать концепцию открытых данных для федеральных органов исполнительной власти. Во-вторых, действительно, я полностью согласен с Дмитрием Викторовичем, провести независимый аудит или экспертизу расходов министерства, опять-таки во взаимодействии с Общественным советом, опубликовать и расходы, и ключевые показатели эффективности подразделений министерства и их руководителей, разработать некоторую методику на основании опыта Министерства образования и науки, методику повышения открытости федерального органа исполнительной власти, которую мы могли бы распространить на другие министерства. Спасибо большое!

Д.А.Медведев: Спасибо, Сергей Маратович. Я надеюсь, что министр молодец не только потому, что без мигалки ездит, – это, конечно, важно, но главное, чтобы работа проходила так, как запланировано, и цели, которые поставлены, исполнялись. Что же касается того, что вы предложили по аудиту расходов и по концепции открытых данных, мне кажется, это всё абсолютно разумные вещи. Нужно это делать. Люди действительно хотят знать, куда тратятся деньги, деньги в министерствах, это нормально абсолютно, тем более когда речь идёт о таком министерстве, как Министерство образования. Люди вообще хотят знать многое – в частности, даже о том, как строится заработная плата не только в министерствах, но и в университетах: сколько получает ординарный профессор, а сколько получает ректор. Эта проблема есть, во всяком случае, для целого ряда учебных заведений, мы об этом знаем, и мне кажется, что деятельность Открытого правительства и Правительственной комиссии должна распространяться, если мы говорим об образовании, и в этом направлении.

У меня есть предложение пройтись по всей повестке дня, а потом, если будет необходимость что-то дополнить, я, естественно, слово дам коллегам по вопросам, которые уже прозвучали.

Сейчас по порядку применения общественного хода обсуждения закупок товаров при размещении заказов на поставки товаров, превышающих сумму 1 млрд рублей, – такая тема есть – я просил бы выступить Владимира Александровича Симоненко, заместителя Министра экономического развития. Коротко только, коллеги, у меня просьба не по 10 минут, а минут по 5. Необязательно там длинные презентации, потому что цель понятна. Спасибо.

В.А.Симоненко (заместитель Министра экономического развития Российской Федерации): Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Постараюсь уложиться.

В соответствии с Указом Президента «О долгосрочной государственной экономической политике» Правительству необходимо было обеспечить обязательное предварительное публичное обсуждение размещаемых заказов для государственных и муниципальных нужд на сумму свыше 1 млрд рублей. В этих целях Правительством было дано поручение обеспечить применение заказчиками начиная с 10 августа текущего года подготовленного министерством порядка обсуждения закупок товаров, работ и услуг для государственных и муниципальных нужд на сумму свыше 1 млрд рублей. Согласно указу и поручению заказчики обязаны проводить процедуру общественного обсуждения крупных закупок при размещении заказов для обеспечения федеральных нужд, а также нужд федеральных государственных бюджетных учреждений. Органам исполнительной власти субъектов было рекомендовано проведение процедур общественного обсуждения при обеспечении нужд государственных бюджетных учреждений субъектов и нужд муниципальных бюджетных учреждений. Федеральной антимонопольной службе было поручено принимать участие в общественном обсуждении крупных закупок. Следует сказать, что такой порядок был предварительно обсуждён с экспертным сообществом, прошёл обсуждение на сайте министерства, а также в рамках открытого стола, который состоялся в РИА «Новости».

Что предусматривает порядок? Он предусматривает два этапа. На первом этапе проводится дистанционное обсуждение заказов на форуме официального сайта zakupki.gov.ru, что обеспечит максимальную возможность для участия в процессе обсуждения всех заинтересованных лиц. Участники обсуждения, зарегистрированные на форуме официального сайта, получают доступ к электронной анкете, позволяющей оставлять комментарии по следующим аспектам заказа: целесообразность его размещения, соответствие документации о торгах требованиям законодательства Российской Федерации, а также обоснованность начальной цены контракта. Заказчик публикует ответы на поступивший комментарий и направляет их на электронную почту автора комментария в течение двух дней со дня поступления такого комментария. По окончании первого этапа заказчик должен сформировать промежуточный протокол общественного обсуждения, который размещается как на официальном сайте, так и направляется в ФАС России.

Второй этап общественного обсуждения проводится в виде очных публичных слушаний не позднее чем за 10 дней до окончания приёма заявок на участие в торгах и обеспечивает возможность непосредственного общения всех заинтересованных лиц с заказчиком. Информация о дате, времени и месте проведения таких публичных слушаний, а также порядок доступа к участию в них публикуются заказчиком на официальном сайте. По итогам публичных слушаний заказчик формирует, размещает на официальном сайте итоговый протокол. Такой протокол должен содержать принятое заказчиком решение, а именно два варианта: либо он вносит изменения в документацию о торгах по итогам состоявшихся публичных слушаний, либо такие изменения не вносятся.

В рамках информационной поддержки применения порядка министерством совместно с казначейством была проведена доработка сайта, в частности на сайте размещены руководство пользователя и иная информация для организаторов и участников общественного обсуждения. Сейчас в течение суток по средствам электронной почты заказчик, который размещает заказ свыше 1 млрд рублей, уведомляется о необходимости проведения публичных слушаний. Кроме того, организовано консультирование заказчиков службой поддержки официального сайта по вопросам, касающимся организации общественного обсуждения.

Нами проводится ежедневный мониторинг проведения заказчиками обсуждения крупных закупок. В период с 10 августа по 6 ноября текущего года общественному обсуждению подлежат 174 закупки на общую сумму около 483 млрд рублей. 131 закупка проводится за счёт средств федерального бюджета, 38 – за счёт средств субъектов. По состоянию на 6 ноября в полном объёме в соответствии с порядком проведено 116 процедур общественного обсуждения крупных закупок, в том числе 100 – за счёт средств федерального бюджета (это порядка 220 млрд рублей) и 16 – за счёт средств иных бюджетов. По итогам заключено 55 контрактов на сумму порядка 135 млрд рублей.

Следует отметить высокий общественный интерес к такой процедуре обсуждения. Так, раздел «форум» официального сайта в период с 10 августа по 6 ноября был просмотрен пользователями более 50 тыс. раз. В качестве результатов применения порядка можно отметить, что по четырём закупкам по итогам общественного обсуждения заказчиком была уточнена документация о торгах. Например, Высшей школой экономики были внесены изменения в конкурсную документацию в части необходимости наличия у потенциального поставщика лицензии на осуществление деятельности по сохранению объектов культурного наследия.

Вместе с тем проведённый анализ начала применения порядка показал, что не все заказчики соблюдали процедуру публичного обсуждения. По нашей информации, не проведены в установленные сроки процедуры по пяти заказам за счёт средств федерального бюджета и по двенадцати за счёт средств субъектов. Этот анализ строился на результатах нашего собственного мониторинга, и таким заказчикам рассылались наши письма о необходимости соблюдения порядка.

Вместе с тем понимая, что такую работу надо ставить на системную основу, нами было предложено организовать системный мониторинг, и это предложение было поддержано. Сейчас в соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, отчеты федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов о проведении таких общественных обсуждений направляться будут нам ежеквартально. Ежеквартально мы будем докладывать об этом Правительству.

Ещё несколько слов хотелось бы сказать об одной проблеме, с которой мы столкнулись при реализации порядка. Несмотря на высокую посещаемость сайта, посвящённому общественному обсуждению, отмечается недостаточный уровень активности непосредственно при участии в обсуждении, а также качество самих комментариев. Так, например, есть случай, когда извещение о закупке было просмотрено 755 раз, при этом не зафиксировано ни одного комментария. Вместе с тем мы отмечаем тенденцию, что с начала октября ситуация начинает меняться.

Вместе с тем в целях повышения эффективности такой процедуры мы направили письма в РСПП, ТПП, «Деловую Россию», а также в «Опору России», с просьбой о привлечении к участию в такой процедуре представителей экспертного, делового сообщества. Поэтому считаем, что широкое привлечение к этой работе экспертов и представителей общественных и деловых организаций сейчас является приоритетным направлением и позволит повысить качество и результативность обсуждения самих закупок.

Кроме того, на наш взгляд, такая работа является обратной связью, результатом которой могут стать комментарии по совершенствованию действующего порядка. Эти эксперты непосредственно участвуют в такой процедуре, они понимают, какие изъяны там есть, и могут нас об этом вовремя информировать.

Кроме того, мы бы считали целесообразным использовать механизм и в качестве контроля. В рамках дальнейшего развития данного механизма нами подготовлено предложение о законодательном закреплении обязанности проведения таких процедур в рамках федеральной контрактной системы. В частности, первое – мы предлагаем закрепить за Правительством право по установлению порядка и условий проведения таких общественных обсуждений и закупок, при этом субъектам и муниципалитетам предлагаем предоставить право определения иных случаев, когда такие закупки могут по их усмотрению проводиться.

Второе. Мы предлагаем закрепить то, что контракты по большим закупкам, которые прошли без публичного обсуждения, не должны заключаться, не могут быть заключены.

Третье – при формировании планов в рамках федеральной контрактной системы обязательно должна быть указана информация о тех закупках, которые подлежат общественному обсуждению. На наш взгляд, это поможет сделать процедуру более эффективной и позволит обеспечить возможность изменения объекта закупки, возможность перераспределения лимитов бюджетных ассигнований с учётом результатов общественных обсуждений. Доклад окончен.

Д.А.Медведев: Честно говоря, я так и не понял: за это время хоть одна закупка-то была отклонена в связи с тем, что она не прошла общественное обсуждение, или нет?

В.А.Симоненко: Нет. Закупка ни одна не была отклонена. 116 прошли общественное обсуждение, по итогам вносятся изменения в конкурсную документацию. Закупку сейчас отклонить невозможно, потому что есть выделенные средства из федерального бюджета, которые должны быть непосредственно освоены и потрачены.

Д.А.Медведев: То есть результат заключался в том, что вы поменяли конкурсные документы?

В.А.Симоненко: Чтобы при общественном обсуждении изменялась бы документация о торгах.

Д.А.Медведев: Ну хорошо, слушайте, в министерствах и ведомствах, как и в других структурах власти, не боги работают – ошибаться могут, и коррупция там, естественно, присутствует. А если в ходе общественного обсуждения выявляется, что вообще это на фиг не нужно никому, что не нужно это покупать? В чём заключается смысл этого общественного обсуждения? Сказать: измените конкурсную документацию, но всё равно покупайте? Я просто хочу понять, нужен ли такой механизм, который не позволяет отклонить закупку, если она вообще не основана на реальных потребностях, если это удалось установить в ходе общественного обсуждения.

В.А.Симоненко: Дело в том, что у нас сейчас действительно крупные закупки проходят общественное обсуждение, порядка 1 млрд рублей. И тут, учитывая, что под них уже имеются соответствующие средства бюджета, данный механизм просто пока не работал в таком результате, таком формате, то есть не было случаев того, чтобы закупки отклонялись.

Д.А.Медведев: То есть с учётом того, что это довольно крупные средства, они в любом случае должны быть потрачены? Смысл такой? Если бы какая-то мелочёвка была, можно было бы сказать: ладно, не надо, не тратьте, действительно это не нужно. А раз это 1 млрд рублей, значит, конечно, такие деньги нужно обязательно осваивать. Мне кажется, что в таком виде это не будет работать. Если нет возможности отклонить, то в этом особого резона тогда нет. Надо думать над совершенствованием порядка. Вы сказали по поводу того, что контракт не должен заключаться. Ну вот, может быть, каким-то таким образом, но тогда нужно понять, способны ли мы реально через этот механизм пропустить все закупки на соответствующую сумму, естественно, открытые закупки. Я не знаю насколько это реалистично, вот это нужно взвесить.

Ладно, давайте послушаем наших коллег из «Деловой России». Пожалуйста, Александр Сергеевич Галушка.

А.С.Галушка(президент Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»): Спасибо, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги, мы в «Деловой России» действительно этому вопросу уделяем серьёзное внимание, создали даже специализированную ассоциацию – Национальную ассоциацию институтов закупок. Силами этой ассоциации организовали как общественный мониторинг, так и общественную оценку тех крупных закупок, которые проходят. Сегодня уже ясны первые результаты этого общественного мониторинга и первые выводы, которые мы делаем по его итогам.

Первые результаты за октябрь: всего было 105 государственных закупок на сумму более 1 млрд рублей. Общественное обсуждение позволило в пяти из 105 случаев внести изменения в сами закупки, что, естественно, пока совсем немного. Мы видим факты скрытого сопротивления общественному обсуждению, общественному мониторингу. Известны случаи, когда на общественное обсуждение отводится в рамках закупок всего один-два дня, в ряде случаев не публикуются протоколы общественного обсуждения, а также есть примеры, когда очные общественные обсуждения назначаются, например, в очень удалённом населённом пункте Ханты-Мансийского автономного округа. Мы даже на карте его постарались найти, обозначить, где предлагалось провести общественное обсуждение одной из закупок. Но мы находимся в начале пути, рассматриваем это всё-таки как болезни роста, и, самое главное, это основополагающие выводы, что действительно нужно в системе улучшать и совершенствовать для того, чтобы она стала действенной и эффективной.

На наш взгляд, это четыре основные позиции. Первая, Дмитрий Анатольевич, – это фактически то, о чём Вы сказали. Тот вопрос, который Вы задали, содержится в первом предложении. Общественное обсуждение, общественный мониторинг нужно распространить на весь цикл закупки – от этапа планирования до постзакупочного этапа, на весь цикл. И фактически ответ Дмитрия Викторовича на тот вопрос, который Вы задали, – что общественное обсуждение должно касаться не только этапа размещения заказа, а прежде всего начинаться с этапа планирования, чтобы на этапе планирования была возможность высказаться о целесообразн

назад