13 ноября 2012, 18:01

Игорь Щёголев рассказал о Российской общественной инициативе на заседании Совета по правам человека

Новости

Помощник президента Российской Федерации Игорь Щёголев выступил на заседании Совета по развитию гражданского общества и прав человека 12 ноября 2012 года. Щёголев рассказал о перспективах развития проекта «Российская общественная инициатива».

Стенограмма заседания

Действительно, формирование сегодняшнего Совета – это реальный пример прямой демократии с использованием современных средств телекоммуникаций, что называется на языке газетчиков электронной демократией. Это не что иное, как одно лишь из технических средств, как обеспечить прямую демократию.

Наверное, символично, что Совет, который обязан стоять на защите прав граждан, первым на себе испытал пример использования таких технологий на федеральном уровне. К тому же мы знаем, что уровень использования интернета в нашей стране растёт темпами, которые во многом превосходят мировые. Можно исходить из того, что подобные технологии, подобные подходы будут находить всё более широкий отклик, тем более что действительно это удобно, это сокращает и временные издержки, это сокращает и возможности каких-то промежуточных манипуляций. Это позволяет очень быстро оценивать результат и получать обратную связь от населения, с одной стороны, для органов управления. А с другой стороны, это позволяет органу управления очень быстро понимать, каковы же потребности граждан, каковы те задачи, на которые в первую очередь придётся отвлекаться.

В значительной степени это стало лейтмотивом очень многих действий государства в последнее время. В статье Владимира Владимировича «Демократия и качество государства» прямо были поставлены задачи. И за время, прошедшее с мая, эта тема очень активно прорабатывалась в самых разных сообществах и вылилась в итоге в то, что называется российской общественной инициативой. Но эта общественная инициатива следовала букве того, что было написано в статье, и рассматривает механизмы, которые касаются как раз тех гражданских инициатив, которые наберут 100 тысяч голосов.

Понятно: для того, чтобы оценивать, насколько представительным будет высказывание общества по данным инициативам, анонимный интернет не годится. Об этом тоже говорилось в статье. Соответственно, те механизмы, которые должны использоваться, подразумевают верификацию и идентификацию участников этого голосования, опять-таки с тем, чтобы избежать злоупотреблений.

Михаил Александрович в своём выступлении обозначил такие проблемы, как киберпреступность, злоупотребление персональными данными наших граждан. Это ни для кого не секрет, это не является особенностью нашей страны, это является особенностью применения такого рода технологий, с ними сталкиваются во всём мире.

Могу сказать, что мы за прошедшее время достаточно неплохо освоили в том числе и механизмы защиты от таких злоупотреблений. Мы применяли упрощённые механизмы, в частности, при организации веб-наблюдения за президентскими выборами. Там тоже предусматривались механизмы определённой идентификации, механизмы определённой регистрации. У нас есть такой инструмент, который называется «Электронным правительством», который полностью защищает государство и гражданина от каких бы то ни было манипуляций в этой сфере. Это достаточно серьёзная информационная и коммуникационная платформа, при которой гражданин защищён от утечек своих персональных данных, а государство точно понимает, с кем оно имеет дело по тому или иному вопросу.

Сейчас свыше 1,5 миллиона граждан зарегистрированы в этой системе. Речь идёт не просто о выражении отношения к той или иной проблеме или к тому или иному проекту, законопроекту или инициативе – речь идёт об имущественных правах граждан, то есть степень защиты очень высока. И в связи с этим процедура, и мы это признаём, сложная. Мы сознательно её усложняли. Мы её сознательно усложняли, но тот факт, что за два года не было случаев взлома и злоупотреблений, говорит о том, что в этой части она себя оправдывает. Соответственно, перед гражданином стоит выбор: либо пойти по простой процедуре, но при этом подвергнуться риску того или иного злоупотребления своими данными, своей техникой, а иногда и своим кошельком, либо всё-таки немножко подождать и пройти по более сложному пути, но при этом быть защищённым от подобного рода злоупотреблений.

Мы, конечно, считаем, что для механизмов голосования и выражения отношения к тем или иным инициативам, которые выносятся на общественное обсуждение, можно применять более простой механизм. Собственно, для этого решение уже практически готово. Мы называем это государственной электронной почтой. Это означает, что у каждого гражданина будет свой электронный адрес, который будет предназначаться или может предназначаться исключительно для его общения с государством. Это защитит его от спама, то есть от излишней информации, от возможности опять-таки использования во всяких неблаговидных целях, но государство точно будет знать, кто к нему обращается, и это избавит гражданина от необходимости каждый раз предъявлять паспорт (настоящий или виртуальный). В этом взаимоотношении с государством это будет предполагать более простой механизм регистрации, соответственно, более простой доступ к тем интернет-ресурсам (порталам, сайтам), на которых возможно обсуждение разного рода инициатив.

И следующий вопрос. Мы во взаимоотношениях с гражданами сейчас физически идём к модели, которая называется «одно окно». Есть и многофункциональные центры, куда можно прийти и получить все услуги. Мы во взаимоотношениях по части оказания госуслуг пришли к «одному электронному окну». Это единый портал государственных услуг, где применяются модели идентификации и аутентификации.

И сейчас вопрос, который можно обсудить в этом кругу: нужно ли нам заставлять наших граждан в электронной сфере (в этой новой реальности) «бегать» по многим электронным окнам или нужно идти по пути создания единых платформ, где гражданин простыми для него способами мог бы выразить отношение и к инициативам национального масштаба (там, где нужно 100 тысяч подписей собрать, как мы об этом договорились), и одновременно к инициативам, которые имеют значение для региона и для местного уровня самоуправления? Потому что достаточно трудно ожидать от большинства наших граждан, что они будут разделять и соотноситься с правовой базой. Инициатива, которую они выдвигают, – это должно пройти уже через Федеральное Собрание, или, может быть, это проблема региона, или, может быть, даже это проблема муниципалитета?

И в этом плане, как нам видится, вполне возможна такая модель, при которой у гражданина была бы возможность получить консультацию через соответствующий центр обработки телефонных звонков (так называемый колл-центр), который могли бы вести общественные организации, где ему помогли бы определиться и, соответственно, расставить, может быть, какие-то значки в его заявке и соответствующим образом разметить эту инициативу, с тем чтобы она либо попадала сразу на федеральный уровень, где за неё голосовали бы все граждане нашей страны, либо она в первую очередь становилась бы предметом рассмотрения в регионе или в том конкретном месте, где он живёт.

Так или иначе, технические средства есть. Это та самая инфраструктура, которая создавалась под веб-выборы и под механизмы «Электронного правительства», это работоспособная, устойчивая структура, защищённая от негативного воздействия извне, которая содержит в себе как раз те самые элементы ухода от анонимности, но в то же время с должным уровнем защиты персональных данных.

Те вопросы, которые нужно обсудить: много окон или всё-таки какие-то объединённые платформы? То, что я услышал в выступлении: Михаил Александрович предполагает, что это всё-таки будут консолидированные ресурсы и опять-таки возможность ассистирования гражданам со стороны независимых организаций, что тоже в значительной степени защитило бы его, может быть, от какого-то чиновничьего произвола и от нежелания чиновников работать с теми или иными инициативами наших граждан.

Ещё раз повторю, технологически всё готово. Российская общественная инициатива прошла обсуждение, и в рамках этого общественного обсуждения мы говорили в том числе и о распространении этих механизмов на уровень регионов, на уровень муниципалитетов. Здесь важно определить порог, что мы считаем достаточным количеством голосов для того, чтобы эта инициатива поступала на обязательное рассмотрение в органы власти и для региона, и для муниципалитета, и затем – как организовать это: может быть, в режиме государственно-частного партнёрства, где государство брало бы на себя обязательство рассматривать эти обращения, эти инициативы, а гражданское общество смотрело бы за тем, как идёт это рассмотрение, и помогало бы инициативным группам или отдельным гражданам должным образом оформлять свои идеи и распределять их по тем уровням компетенции, на которых они должны рассматриваться.

 

назад