12 февраля 2013, 12:22

Интервью президента Фонда изданию theRunet

Новости

«Илья Иссович, расскажите, что изменилось в вашей жизни после Министерства, какие итоги работы на посту чиновника можете подвести? Вы пришли из бизнеса, а сейчас ушли в НКО, почему? Почему Фонд?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Госслужба меняет людей. Нет, правда. Когда ты занимаешься бизнесом, ты зарабатываешь деньги. Иногда, достигнув определенного порога благосостояния и успеха в бизнесе, задумываешься о так называемой социальной ответственности. Я был так воспитан, что достаточно близко к сердцу воспринимаю то что происходит со страной и с народом. И вот когда удавалось что-то изменить в положительную сторону, а изменять можно вообще-то и в бизнесе,-то мне это приносит наибольшее удовлетворение. А к госслужбе я относился как одной большой социальной ответственности. Это невероятно сильное ощущение — когда ты понимаешь, что своей работой можешь сделать жизнь в стране чуточку лучше. Фонд — это продолжение этой работы, удачно (я считаю) начатой в Минсвязи, просто очень полезно менять ракурсы зрения на одну и ту же проблематику. Я посмотрел со стороны бизнеса, посмотрел со стороны чиновника, теперь вот гляжу со стороны гражданского, так сказать, активиста.

«Как сегодня обстоят дела с программой „Информационное общество (2011–2020 годы)“, являющейся преемницей „Электронной России“, которую вы критиковали, например, в интервью „Российской газете“?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Дела обстоят неоднозначно, мягко говоря. Во-первых, в нарушение законодательства в 2012 году так и не был утверждён план работы на 2012 год (его, кстати, нет и на 2013). Ведь сама программа в её нынешнем виде — это верхнеуровневый документ, неотъемлемой частью которого является ежегодный план с конкретными работами, результатами, расходами, ответственными за работу. Ничего этого сейчас нет. Министерство, судя по пресс-релизам, не устаёт «последние несколько месяцев каждые две недели проводить видеоконференции», такое же время продолжает собирать команду, а реальных дел не видно. Во-вторых, последние изменения в программу, опять же в нарушение всех методических указаний ухудшают результаты программы. Смотрите сами: доля населения, получающего электронные госуслуги, снижена с 85% до 70% к 2020 году. С какой радости 15% жителей страны (больше 21 миллиона человек, на минуточку) вычеркнуты из информационного общества?! А из показателей «доля домохозяйств с ШПД в общем числе домохозяйств» и «доля организация с ШПД к Интернету, в общем числе организаций» исключены слова про минимальную скорость в 2 Мб/с. Т. е. подключил всех на скорости в 256 килобит — показатель достигнут! Очень удобно, однако… Если тенденция сохранится, то «Информационное общество» рискует стать «мёртвой» декларативной программой, а не эффективным механизмом нужных обществу преобразований. Короче говоря, по-видимому, «кина не будет». А Электронная Россия это была программа с хорошим названием и с отсутствием видимых результатов, к сожалению, не оправдавшая ожиданий общества. Я думал о ней уже забыли, но нет, видите, что делает удачное название:-)

«Минкомсвязь приостановила в 2012 году всю „научную“ работу. Ходят слухи, что и в 2013 деньги, выделенные по статье НИОКР, пойдут на оплату услуг консалтинговых компаний. Что вы можете сказать по этому поводу?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Я вообще за науку. Это единственное хорошее наследие, доставшейся нам с советских времен. И против этого вот какого-то повального в последнее время геноцида, если хотите, интеллигенции. Но, заметьте! Если большая часть министерств хоть вид делает, что печется об интересах науки — сквозь зубы, конечно, чтоб она сдохла, конечно, но без нее нельзя, то Минкомсвязь, увы, даже не скрывает неприязни. А у нас в отрасли и так в поколение разрыв научный произошел — среди молодежи нет почти ученых, кто остался бы в стране. Есть старики-ученые и редкие молодые бессребреники. Старики на пенсию уйдут — они умрут (это тот сорт людей, которые живут, пока работают) — и все. Останемся без науки. Потому что молодому поколению, похоже, делиться есть чем только с психологом. То есть отказ от НИОКР, конечно, шаг, может быть, сиюминутно и бизнес-эффективный, но стратегически смертоносный. В сегодняшней так называемой «команде» Минкомсвязи нет людей с профильным образованием, с научными степенями, они вон даже профильные вузы не зовут в свои советы. Какая тут наука? Не до науки, когда занимаешься великими свершениями:-)

«А что скажете про новый закон Об интернете, информация о котором прошла в СМИ?», — Максим Макаренков

Илья Массух: А что про него говорить? Самого проекта закона пока нет. Есть только Концепция. Если удастся найти консенсус с сообществом и не будет никаких противоречий с существующей ситуацией — ничего плохого в этом не вижу. Мы, кстати, с удовольствием примем участие в работе, если удастся.

«Недавно Минкультуры России опубликовало проект нового закона, направленного на борьбу с пиратством в стране. Что вы по этому поводу думаете?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Бороться с пиратством конечно надо. Кроме того, Россия вступила в ВТО и у нее теперь есть определенные обязательства по совершенствованию законодательства в этом направлении. Но делать это надо все же как-то хотя бы минимально осмысленно.

«То есть?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Например, в этом законопроекте говорится, что хостер и владелец сайта при получении письменного заявления правообладателя о нарушении его интеллектуальных прав в Интернете обязаны удалить незаконно размещенную информацию или приостановить доступ к ней. И сделать это надо в течение двух суток. При этом никто особо не озаботился вопросом законности предъявленных требований. Интеллектуальная собственность — это достаточно сложная область. Зачастую суды в этой сфере длятся десятки лет. Тот же суд между Apple и Samsung — ну «футбол» же: -) решение то в пользу одних, то других. А существуют еще так называемые «патентные тролли» — компании, специализирующиеся на предъявлении патентных исков. В общем, получается, что по законопроекту Минкульта фирмы-конкуренты получают отличный инструмент для ведения нечестной конкурентной борьбы. И еще, по законопроекту хостинг-компании и владельцы сайтов будут «обязаны оказывать содействие правообладателю… в сборе и обеспечении доказательств нарушения»! Обратите внимание, не правоохранительным органам или суду, а какому-то «дяде»! Хостер должен будет копировать, хранить и предоставить по первому требованию правообладателя (или того, кто им представится) информацию, являющуюся интеллектуальной собственностью. В «предыдущем» Министерстве связи была создана рабочая группа в которую входили представители интернет-индустрии, правообладателей и т. д. Этой рабочей группой были подготовлены поправки в 4-ую часть ГК РФ, сбалансированные как для нужд правообладателей, так и для информационных посредников, таких как хостинг-провайдеры, и для простых пользователей. Предложения были направлены в Госдуму и там и застряли. К сожалению, видимо новая Минкомсвязь не считает необходимым продолжать работу по продвижению этих изменений.

«Ну и чтобы закрыть тему законопроектов — Депутат Госдумы Илья Костунов внес два законопроекта, касающиеся Госпочты и Конструктора сайтов. Насколько я понимаю эти проекты были в вашем ведении, когда вы были замминистра? Так это вы „подкинули“ идею господину Костунову?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Нет, Илья это сделал без моего участия. Но мне приятно, что эти темы находят поддержку на уровне Госдумы. К сожалению, нынешнее руководство отраслью априори считает сделанное при премьере Путине непригодным к употреблению и не дает им хода. При этом нового ничего тоже не создается, насколько мы можем наблюдать. Это наша многовековая традиция: если у соседа есть корова — это не повод завести свою, это повод зарезать соседскую.

«А можете привести примеры таких проектов?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Да хотя бы тот же Конструктор сайтов — в той версии, что мы сделали, были учтены все требования законодательства. За ним уже практически очередь стояла из муниципалов… Ну или например, Прототип национальной информационно-коммуникационной платформы для распространения цифрового контента. С помощью Платформы любой желающий мог бы поставить метку на свой контент, задать условия его скачивания и отслеживать его распространение.

«Недавно Минкомсвязь опубликовала документацию о проведении отбора исполнителя по реализации проекта „Российская общественная инициатива“ (РОИ). Вы достаточно жестко прокомментировали это в своем посте в Живом Журнале, упомянув в том числе о нелегитимности действий. По Вашему мнению, как будут развиваться события по этому проекту?», — Максим Макаренков

Илья Массух: По моему мнению, это отчаянный стыд для Минкомсвязи, вся эта история. Мало того, что документ не соответствует в полной мере законодательству, он резко сужает круг потенциальных исполнителей, объективность критериев оценки вызывает множество вопросов у экспертов, абсолютно непонятно, кому будет принадлежать проект национального масштаба, хотя по идее, должен государству. Такие инициативы вызывают удивление. За последние годы сложилось сообщество экспертов, организаций, которые занимаются проблемами, как информационного общества, так и электронной демократии — их никто даже не спросил! В итоге РОИ может превратиться в очередной проходной проект, что обидно. Я уже устал комментировать противозаконные действия, пусть с этим разбираются уполномоченные органы. Надеюсь лишь, что Минкомсвязь все же обяжут (и даже не только в том, что касается ситуации в РОИ) действовать исходя из закона и порядка, а не по принципу генератора случайных идей.

«Ну давайте теперь непосредственно о том, чем занимается Фонд информационной демократии. Интернет трансформирует целые индустрии и сферы жизни людей. Может ли в результате эволюции электронной демократии появится новая форма государственного управления?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Понятие электронной (информационной) демократии сейчас на острие «популярности» именно из-за новых технических возможностей. Старые и вечные представления о демократии просто примкнули к новым возможностям. Ситуация описывается как «старое имя приобретает новый смысл». Появились технические возможности создания доступа каждого человека к принятию решений на уровне страны (региона), но при этом сама структура взаимодействия гражданина и общества не изменилась. Эволюция демократии — по сути, эволюция «привычки» людей к новому уровню возможностей, а не смена формы управления.

«Во многих странах считается, что молодежь не интересуется политикой и не голосует. Может ли внедрение принципов электронной демократии повлиять на повышение гражданского сознания?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Конечно. Тем более что наша молодежь политикой интересуется. На митинги так называемый «креативный класс» регулярно ходит. Заметьте, у всех разные политические предпочтения, разное видение того, как должны происходить в стране перемены, разный социальный статус, образование и достаток. Объединяет их одно — они хотят участвовать в жизни страны. И это само по себе очень хорошая для нас новость. А вот новые технологии проявления интереса к политике наше общество только начинает осваивать. Именно поэтому, главную задачу мы видим не столько в создании технологий, сколько именно в формировании культуры демократии, в привлечении людей к законному электронному участию в управлении страной.

«Возможна ли в принципе „электронная демократия“? Тенденции последнего времени говорят как раз о желании многих правительств использовать возможности технологий для „закручивания гаек“ и серьезной фильтрации информации. Не придем ли мы в итоге к „электронной диктатуре“?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Когда-то и ксероксы проходили как «власть машин»… Недолюбливаю я теории заговора, так как они толком ничего не объясняют, зато на них можно списать любое событие.

«В мире существуют различные примеры внедрения методов электронной демократии, с неожиданными лидерами вроде Эстонии. Насколько можно использовать международный опыт в этой области, и какие примеры вы считаете наиболее подходящими для России?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Лидерство, так называемое, в этой области — ни больше ни меньше — успех проекта у граждан, его востребованность, то есть, по сути, готовность общества к демократии вообще и к электронной — в частности. Поэтому успешность зарубежного опыта — показатель нерелевантный. Надеюсь, что удастся создать такие электронные условия, которые примет общество потребления, и которые заменят ему такие дорогие «антидепрессанты» как митинги на холоде. Кстати, справедливости ради: мы тоже не так уж и отстаем. По рейтингу развития электронного правительства, подготовленному ООН, Россия в 2012 году совершила скачок с 59 аж на 27 место, а в Индексе электронного участия мы сейчас вообще на 8 месте (с 86 места в 2010 году).

«А вот по вашему мнению, что важнее: добиться роста исчислимых показателей (повысить место в рейтинге) или получить всенародную поддержку (имиджевый бонус), что позволит более легко внедрять инновации в будущем?», — Максим Макаренков

Илья Массух: А что такое имиджевый бонус? Вот в прошлом (или позапрошлом) году, например, сайт Минздрава прекрасно себе посещаемость накрутил. На этого их дурацкого коня только ленивый не сходил и не посмотрел. Дешево и сердито. Всех затрат — ростовой костюм ущербной лошади. Имиджеый бонус? Имиджевый. Но, по мне так лучше бы они больницами занялись. Ну какую-нибудь неимиджевую ерунду, например, реализовали обещанную электронную запись на прием к врачу…. До сих пор у нас тех, кто через Интернет к врачу записался, и лечиться в Интернет отправляют… Не работает сервис. Что я этим хочу сказать. Все лучшие дела — незаметны и кажутся нормой жизни до тех пор, пока они есть. А факты — упрямая, знаете ли, вещь.

«Народная поддержка» в области взаимодействия государства и людей — она не имиджевая ни разу штука. Люди пользуются — хорошо. Люди предпочитают не пользоваться и делать все «по старинке» — надо переделывать. «Вы Фонд — тоже сейчас НКО, и двигаете то, что двигаете. Как успехи? Вы объявили о РОИ, но сейчас вокруг реализации проекта происходит жаркие дебаты. Почему? А что регуляторы? Неужели Фонд — это целевая организация под один проект?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Я уже говорил, почему мы организовали Фонд. С моей точки зрения, в России на сегодня институт НКО отчаянно нуждается в развитии. Об этом, кстати, недавно говорил министр Абызов на заседании Комиссии по мониторингу достижения целевых показателей соц-экономического развития. В современном мире — НКО — важный элемент системы госуправления, повышающий его эффективность, выполняющий функции общественного контроля в диалоге с властью. У нас пока эта система только выстраивается. Что касается РОИ, то да — Фонд изначально, как только вышло поручение Президента России, поставил себе целью максимально полно подойти к проблеме. Главное, что у меня был уникальный опыт — опыт бизнесмена, госслужащего, опыт реализации масштабных проектов — Госуслуг, ВебВыборов. Как я уже говорил, платформа полностью готова к запуску. Но ее полноценное функционирование невозможно пока в силу определенных законодательных и технических моментов. Например, подключение к системе ЕСИА возможно только с разрешения регулятора. Как вы знаете, технически РОИ должна была реализовать Минкомсвязь, будем говорить откровенно — министерство этот момент упустило, а теперь наверстывает, порой выдавая неоднозначные решения. Может сложиться обманчивое впечатление, что Фонд занимается только РОИ. На самом деле мы работаем над всем спектром проблем, связанных с электронной демократией и вообще с влиянием ИКТ на общественную жизнь. Это и оценка работы чиновников, и госзакупки, и конструктор сайтов для муниципалитетов и другие проекты, которые, как мы надеемся, помогут гражданам лучше ориентироваться в управлении своей страной.

«Ваши прогнозы на 2013 год. Какие события и какие тенденции на ваш взгляд будут оказывать на развитие рунета решающее значение?», — Максим Макаренков

Илья Массух: Ну что тут сказать. После того, как прошли Веб Выборы, Рунет окончательно стал центральным местом развития гражданского общества в России. И тут наметились несколько очень важных тенденций: он начал привлекать как тех, кто раньше сторонился интернета, как ярых демократов, так и самых «зажатых» чиновников. На подходе Российская общественная инициатива, развиваются проекты электронной демократии. Поэтому бурное распространение и расширение использования интернета в 2013 году будет продолжаться и нагло отвоевывать территорию у офлайна, однозначно.

Источник: theRunet.com

назад