27 марта 2013, 13:31

Ростелеком может лишиться монополии на "Электронное Правительство"

Новости

Большие цифры

"Электронное правительство" можно разложить на три составляющие: интерфейс взаимодействия между чиновниками и потребителями госуслуг — портал и федеральный центр обработки телефонных вызовов, уровень межведомственного взаимодействия, на котором должны быть построены единые базы данных и организован электронный документооборот, а также инфраструктура, на которой все это держится (ЦОДы, каналы связи, внутриведомственные компьютерные сети). Все работы по реализации программы было решено отдать в одни руки в 2009 году: именно тогда соответствующим распоряжением правительства "Ростелеком" был назначен их единственным исполнителем. Тогда же компания запустила единый портал государственных услуг gosuslugi.ru. Сегодня с его помощью можно получать некоторые из услуг полностью электронным образом (посмотреть свой ИНН, заплатить штраф) или частично, например оформить гражданский паспорт нового поколения. Кроме того, частично налажен межведомственный обмен документами, что в некоторых случаях позволяет избежать необходимости сбора пачки справок в разных инстанциях: чиновники сами запрашивают и получают нужные данные. Система межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) целиком пока не выстроена, но проект сдвинулся с места. 

Для "Ростелекома", по собственным оценкам компании, единый портал государственных услуг (ЕПГУ) является высокомаржинальным бизнесом. Оператор получает деньги за вывод и сопровождение региональных услуг на ЕПГУ, а также разработку региональных порталов госуслуг на базе ЕПГУ. Как сообщает презентация для инвесторов, подготовленная "Ростелекомом" в январе, годовая плата за обслуживание, которую получает компания с каждого региона (подписано 70 регионов из 83), составляет от 10 млн до 30 млн рублей. Маржа оператора на стадии внедрения составляет до 20%, на сервисном обслуживании — до 40%. 

Впрочем, деятельность компании по строительству региональных инфраструктур "Электронного правительства" часто вызывает претензии. По словам собеседников "Ъ", компания за счет владения административным ресурсом фактически принуждает региональные госучреждения использовать ее решения без всяких конкурсов, учета местной специфики и имеющихся бюджетов. По мнению Григория Сизоненко, генерального директора Информационной внедренческой компании, необходимо снять административное давление на руководителей регионов, которых заставляют применять у себя соответствующие решения: "С руководителей нужно требовать только результат. Тогда конкурентный бизнес заполнит нишу и сделает все в лучшем виде". 

Собственное мнение по этому вопросу имеет также Илья Массух, который, в бытность заместителем министра связи, курировал взаимодействие с оператором как раз по "Электронному правительству": "Нужно запретить "Ростелекому" делать прикладные сервисы типа автоматизации образования, здравоохранения, ЖКХ: либо делаешь инфраструктуру и отдаешь рынку прикладную часть, либо наоборот. А если и то и другое, получается монополист, причем плохой". По словам господина Массуха, когда оператора курировал он, "Ростелеком" в прикладные системы не пускали, но при этом "Ростелеком" — хороший инфраструктурный оператор. Кроме того, СМЭВ силами компании уже была создана в 2010-2011 годах — осталось подключить к ней регионы и различные сервисы. 

Минкомсвязь, главный заказчик "Ростелекома" по созданию "Электронного правительства", также имеет претензии к реализации некоторых частей программы. Несколько раз сам министр связи Николай Никифоров и его заместитель Денис Свердлов высказывали недовольство ходом работ, сообщая о систематических срывах сроков и других нарушениях. В начале февраля представитель Минкомсвязи сообщил, что контракт с "Ростелекомом" на дальнейшую реализацию проекта в части, касающейся развития и внедрения программных продуктов для предоставления госуслуг в электронном виде, продлеваться не будет. Однако за компанией останется эксплуатация построенных линий и сооружений связи. Особых претензий к этой части у заказчика нет. Впрочем, по словам Дениса Свердлова, это не исключает возможности привлечения к проекту сторонних подрядчиков. 

В 2011 году благодаря госконтрактам, связанным с эксплуатацией и развитием инфраструктуры "Электронного правительства", "Ростелеком" получил около 2,8 млрд рублей и еще 4 млрд рублей — в 2012 году. Вышеупомянутая презентация сообщает, что к 2017 году компания планирует заработать на "облачных" и ИТ-сервисах для государства и бизнес-заказчиков 40 млрд рублей. 

В феврале Минкомсвязи заключило с "Ростелекомом" новый контракт на "оказание услуг по эксплуатации инфраструктуры "Электронного правительства" в 2013 году" на 957 млн рублей. Таким образом, регионы были освобождены от необходимости оплачивать эти услуги оператора из собственных бюджетов. Но этот контракт истекает уже в апреле, и вопрос о его продлении пока не решен. В марте представители Минсвязи заявили, что планируют провести аудит информационных систем, построенных компанией: оказалось, что госзаказчик не имеет представления о реальном состоянии дел в этой сфере, о расходовании бюджетных средств и полученных результатах. 

Григорий Сизоненко комментирует ситуацию следующим образом: "Я не знаю, кому нужно предъявлять претензии — "Ростелекому" или государству, которое взращивает непрофильного монополиста. Ладно бы у него были какие-то собственные технологии либо он применил технологии российских компаний. "Ростелеком" же выступил в роли тривиального интегратора, которых на российском рынке десятки. Применил известные, в том числе своей дороговизной, зарубежные технологии, стал затаптывать поляну отечественных технологических решений. Полезно ли это для страны? Думаю, нет. Потому что подобные проекты, развиваясь годами, могли бы стать отличной площадкой для разработки и совершенствования собственных, в первую очередь инфраструктурных, технологий". 

 

Новая метла

Представители "Ростелекома" несколько иначе оценивают ситуацию. Вот что говорит по этому поводу вице-президент по инновационному развитию "Ростелекома" Роман Кравцов: "Документация по всем государственным контрактам на создание и развитие инфраструктуры "Электронного правительства" сдана в строгом соответствии с техническими заданиями и календарными планами. Отчетная документация принята Минкомсвязью без замечаний. Этапы работ выполнены согласно календарному плану, и никакие замечания Минкомсвязью в адрес "Ростелекома" не направлялись. Поэтому непонятно, о каких претензиях идет речь". 

По словам господина Кравцова, в период 2009-2012 годов разработка систем осуществлялась по заказу Минкомсвязи, приемка работ проводилась приемочными комиссиями, оборудование ежегодно проверяется инвентаризационной комиссией заказчика. То есть в министерстве имеются вся необходимая документация и все данные об информационных системах, входящих в инфраструктуру "Электронного правительства". Необходимости в аудите, по мнению представителей "Ростелекома", нет. 

Иван Бегтин, директор НП "Информационная культура", известный своими проектами "Гослюди", "Росгосзатраты" и OpenGovData.ru, комментирует: "Сменился министр — появились претензии. Ничего удивительного лично для меня здесь нет, это был только вопрос времени. В Минсвязи при сменах министров так происходит всегда. Если очень захотеть, можно найти проблемы в любом подрядчике — прошлом, нынешнем или будущем. "Ростелеком" здесь не исключение — вопрос в том, что будет по результатам. Важна здесь не только диагностика болезни, но и ее лечение". 

 

Кони на переправе

Эксперты признают, что "Ростелеком" владеет обширной инфраструктурой: защищенными каналами связи, центрами обработки данных, в том числе в регионах. С этой стороны логично, что компания выступает в отношении "Электронного правительства" в роли единого подрядчика: все равно этот проект реализуется силами большого количества партнеров "Ростелекома". Ни одна компания в РФ не обладает ресурсами, чтобы справиться с таким фронтом работ самостоятельно. Недостающие компетенции, в частности в области системной интеграции, могут закрыть субподрядчики и партнеры. 

Но все же этого недостаточно для того, чтобы к 2018 году программа была завершена. Проекту не хватает "хозяина". Александр Гольцов, генеральный директор АМТ-ГРУП, предлагает подумать о том, как внедряются системы ERP в больших организациях. "Для себя из эпохи массового внедрения ERP я вынес, что успех внедрения такой системы на предприятии (особенно крупном) зависит от политической воли высшего руководства компании. Если поручить разработать и внедрить новую систему автоматизации предприятия департаменту ИТ или департаменту связи, то успешного внедрения не видать,— объясняет он.— Во-первых, потому, что айтишники или связисты не всегда понимают все тонкости работы корпоративной машины. Во-вторых, они не всегда обладают достаточным политическим весом в компании, чтобы решать стыковые проблемы между крупными департаментами. Государство — это большая корпорация, а значит, принципы и подходы остаются теми же". 

По мнению господина Гольцова, для успешного внедрения проекта "Электронное правительство" должна быть создана надведомственная конструкция с прямым подчинением премьеру или даже президенту. При этом "Ростелеком" может продолжать заниматься разработкой всяческих порталов и удобных веб-интерфейсов, определением способов их размещения (в "облаке" или не в "облаке", на одном сервере или в кластере), строительством ЦОДов, обеспечением информационной безопасности. "Но разработкой самого бизнес-процесса, его легализацией в нормативной документации — приказами, распоряжениями или даже федеральными законами — должны заниматься не связисты, а специализированные структуры, которые в этом понимают или должны понимать,— уверен он.— Если этого не сделать, то успеха не видать еще очень и очень долго. Все закончится тем, что каждое ведомство себя автоматизирует, но межведомственное взаимодействие так и не будет достигнуто — и никакая СМЭВ тут не поможет. СМЭВ — это только технология, но технология должна работать по бизнес-правилам, которые должны исполняться неукоснительно, а для этого эти правила должны быть частью ФЗ". 

С тем, что за создание "Электронного правительства" в стране должен отвечать не министр, а председатель правительства лично, согласен Иван Бегтин, ведь программа информатизации охватывает все ветви власти. Проекту по-прежнему не хватает высокопоставленного заказчика.

Источник: Коммерсант

 

назад